Интеллектуальное богатство «Сплава»: проектно-конструкторский институт «Атомармпроект»

Если подумать, то вся история человечества свидетельствует о том, что самые незаменимые люди на земле – это конструкторы. Когда-то, на заре человеческой цивилизации, какому-то умному первобытному человеку пришла в голову мысль соорудить топор из палки и камня  – наверное, тогда и свершилась первая победа конструкторской мысли. Конструкторы изобретали колеса и телеги, первые печатные машины и первые телефоны, первые самолеты и первые атомные станции. Именно инженерами-конструкторами двигается Прогресс, ведь все блага, что у нас есть, мы получили благодаря работе их мысли.

С этой точки зрения интеллектуальное богатство Корпорации «Сплав» — его проектно-конструкторский институт «Атомармпроект» — одно из самых сложных и интересных подразделений. Разработка и совершенствование трубопроводной арматуры и оборудования, которое производит компания, — именно сотрудники ПКТИ играют «первую скрипку» в определении направлений развития для всех подразделений Корпорации.

Структура ПКТИ, этого живого организма, на первый взгляд, сложна и запутанна. Однако именно она позволяет институту проводить весь комплекс работ по созданию нового и модернизации существующего оборудования от идеи до ее воплощения в металле. В составе ПКТИ — три проектно-конструкторских бюро, которые занимаются определенными направлениями разработок; бюро серийного сопровождения, отделы ремонтной и технической документации, информационно-технический отдел, лаборатория и отдел стандартизации, патентной и технической информации. В конце 2017 года в Москве начало работу еще одно проектно-конструкторское бюро в составе «Атомармпроекта»: в его задачи входит разработка и развитие новых направлений трубопроводной арматуры, в том числе – развитие и расширение линейки криогенного оборудования – одного из наиболее значимых направлений в производственной политике Корпорации.

Безусловные плюсы ПКТИ, как признаются сами работники – это, в первую очередь, слаженный коллектив, отличное умение сотрудников разных отделов и направлений взаимодействовать между собой, высокий уровень профессионализма и квалификации работников, а также программа передачи опыта и подготовки смены молодых конструкторов.

В ПКТИ существует проверенная временем практика прикрепления молодого сотрудника к более старшему для перенимания опыта у заслуженных и ключевых работников.

Творцами внутри ПКТИ являются сразу несколько подразделений — проектно-конструкторские бюро под номерами 1, 2 и 3, а также московское бюро. ПКБ №1, возглавляемый Ивановым Николаем Васильевичем, отдавшим «Сплаву» 37 лет, специализируется на разработке атомной арматуры, ПКБ №2 – на арматуре для нефтегазохимической отрасли, а ПКБ №3 занимается сильфонами и компенсаторами как для атомной отрасли, так и для НГХП. У каждого из ПКБ в разработке  — несколько изделий в разной стадии готовности.

Сергей Мякинин, начальник ПКБ №2: « По ж/д арматуре у нас всё завязано вокруг имеющихся наработок, мы плотно работаем с производителями подвижного состава, модернизируя и адаптируя нашу арматуру под требования заказчиков и условия эксплуатации. Например, мы усовершенствовали комплект нашей арматуры, устанавливаемый на «аммиачные» ж/д вагоны, для работы при температуре до минус 60 0С. По нефтехимии одна из недавних ярких разработок нашего проектно-конструкторского бюро – клиновые задвижки. В свое время коммерческое управление внесло эту тему в план ОКР, доказав ее перспективность – и сейчас наши ЗКС завоевывают свое место на рынке арматуры».

Процесс создания всегда начинается с идеи, которая, родившись в голове конструктора, сначала воплощается в чертеже, затем – в опытном образце изделия.Озарение, когда едва уловимый замысел вдруг начинает приобретать очертания, случается, конечно, не всегда. И тем не менее — в копилке ПКТИ – 45 патентов на изобретения и полезные модели.  Много это или мало, учитывая, что средняя скорость разработки нового изделия, от технического задания до постановки изделия на производство – около полугода?

Дмитрий Сальников, зам.главного конструктора по АЭС: « Что-то изобрести — в полном смысле этого слова – сейчас конструктору тяжело, всё или почти всё изобретено до нас. Тем не менее, конструкторской мысли есть куда двигаться. Сегодня арматуростроение развивается в сторону повышения надежности, увеличения срока службы изделий и снижения их весо-габаритных характеристик. Требования в проектах уже содержат указания на срок службы изделий до 60 лет. И в этой ситуации особое значение для нас приобретает передача опыта и воспитание нового поколения профессионалов. В ПКТИ много опытных конструкторов, воспитанников старой конструкторской школы.  Они — наш бесценный клад, который мы боимся растерять, который стремимся всеми силами сохранить. Одна из мер — привлечение молодых специалистов и передача им ценных знаний из первых рук. Сейчас на рынке труда ситуация такова, что компании-производители, испытывая кадровую нехватку, стремятся перспективных студентов привлечь к себе на работу уже на 3 курсе, и мы тоже ведем работу в этом направлении. ВУЗ дает азы, а настоящая учеба происходит на месте. Молодому специалисту нужно минимум полгода, чтобы во всем разобраться и начать работать в полную силу. Пока студент учится, мы смотрим на его способности и отношение к делу, а у него появляется уверенность в стабильном будущем после окончания ВУЗа. На выходе, когда он получает диплом, мы получаем уже не «кота в мешке», а специалиста, знающего именно нашу специфику. Я сам когда-то пришел на «Сплав» на преддипломную практику, а после института уже устроился на работу. Начинал инженером-конструктором 3 категории в ПКБ №1, и по атомной тематике успел поработать почти во всех отделах – и в отделе ремонтной документации, когда он только появился, и в конструкторском бюро серийного сопровождения. Мой личный переломный момент был, когда из исполнителей я переходил в руководители — нужно было перестроиться самому, чтобы принимать решения, брать на себя ответственность не только за свою работу, но и за работу коллег. Сейчас, кроме «атомного» направления, я для себя другого и представить не могу. Еще когда поступал в институт, хотелось специальность, где предстоит «работать головой», а потом получать воплощение своего труда в железе. Видеть реальную пользу от своего труда — дорогого стоит».

Сегодня в ПКТИ трудятся порядка полсотни человек. Большая часть из них — инженеры-конструкторы, от вчерашних студентов «слегка за 20», пока еще совершающих свои первые шаги в выбранном направлении до опытных профессионалов с почти 40-летним стажем. Многие сотрудники ПКТИ работают на нашем предприятии по несколько десятков лет, являясь настоящими хранителями старой школы конструирования и бесценными учителями для молодого поколения специалистов. Недаром почти половина сотрудников института награждена благодарностями, Почетными грамотами, медалями и наградами различных уровней, включая звание «Заслуженный машиностроитель РФ»! Один из опытнейших сотрудников – Анатолий Петрович Цветков. Не счесть тех, кого за более чем 30 летний период на «Сплаве он обучил сложнейшей работе. «Слуга царю, отец солдатам» — так об авторитетном специалисте отзываются коллеги.

Анатолий Петрович Цветков, главный инженер ПКТИ: «В свое время я закончил военно-механический институт в Санкт-Петербурге, работал инженером-конструктором на «Рубине» (центральное конструкторское бюро морской техники «Рубин»), одном из главных предприятий по проектированию подводных лодок. А 35 лет назад приехал на наш завод. В первые дни моей работы тут был сильный ажиотаж, как раз выпускали первую продукцию – сальниковые вентили. Атомная тема – с ней я был совсем не знаком, но направление оказалось очень интересным, впрочем, как и люди, с кем пришлось работать. Главное, мне кажется, это искреннее удовлетворение от работы, когда дело сделано, производство работает и нет никаких вопросов. Основная задача главного инженера – после выигранного тендера и до передачи в производство проконтролировать всю техническую документацию и согласовать ее с проектировщиками и непосредственно с атомной станцией. У нас три института, занимающихся проектированием атомных станций – в Питере, Москве и Н.Новгороде. У каждого – свои проекты станций, следовательно, и разные требования к арматуре. Мы должны выполнять все. Кроме того, с каждым годом атомные станции совершенствуются, а значит, и требования к оборудованию меняются. Это фактически бесконечный процесс, и мы в этих постоянно меняющихся условиях работаем.»

По среднему возрасту сотрудников конструкторское бюро серийного сопровождения – самое «молодое» подразделение КПТИ. Руководит работой КБСС Николай Владимирович Шереметьев – опытнейший конструктор и «душа» коллектива бюро. Работа конструкторов бюро не предполагает творчества – наоборот, это методичная, выверенная от А до Я, при этом очень объемная и масштабная деятельность.

На первый взгляд, труд конструкторов КБСС почти незаметен – он не предполагает свершения открытий. Задача КБСС – проработка различных вариантов изготовления, комплектующих, выполненных из разных материалов и имеющих разные свойства и характеристики.

Работа титаническая, но, надо признать, «живая», связанная с постоянным общением с производством и заказчиками — атомными станциями. Сотрудники КБСС бывают в цехах каждый день, видят «железо» — номенклатуру, которую завод выпускает, зачастую помогают при сборке новых изделий. Огромный пласт их работы – документальное сопровождение каждой отгрузки, внесение всех нужных изменений, доведение изделия до нужных параметров. Как говорит Дмитрий Сальников, «что ПКБ №1 придумало, то КБСС потом разгребает».

Евгений Гулак, инженер-конструктор 3 категории КБСС: «На конструктора сегодня нигде не учат. Есть технические специальности в ВУЗе, а дальше нужно учиться самому. По образованию я технолог машиностроения, мне очень нравятся механизмы и понимание принципов их работы. Наверное, поэтому геометрия, физика, математика – это были мои любимые предметы. Я из Донецкой области, работал в Мариуполе на заводе «Азовсталь» слесарем-ремонтником в отделе главного механика, в мои обязанности входило диагностирование оборудования. Работа мне очень нравилась, но пришлось в свое время переехать. На Сплаве я 3,5 года. В первый день я был поражен – даже не мог представить, что есть такое серьезное производство. Неделю отработал в коммерческом отделе, а потом перешел в ПКТИ. Помню свое первое задание – мне дали чертеж и сказали попробовать его перечертить, а дальше — «всему научим, во всем поможем». У нас очень хороший коллектив, своих не бросают. Можно подойти за помощью к любому человеку – не откажет никто, расскажут, объяснят».

Согласно требованиям Концерна «Росэнергоатом», вся трубопроводная арматура, поставляемая на атомные станции, должна комплектоваться ремонтной документацией для проведения технического обслуживания и ремонта. Основное направление деятельности отдела ремонтной документации – разработка и согласование технических условий на ремонт, программ технического обслуживания и ремонта, а также технологической документации на ремонт с атомными станциями, научным руководителем по эксплуатации атомных станций Концерна «Росэнергоатом» (ВНИИАЭС), а также с департаментом по техническому обслуживанию, ремонту и монтажу АЭС «Концерна Росэнергоатом». Как считают в отделе, завод поставляет арматуру не в частные дома, где протекший кран – очень неприятное, но не критическое происшествие. Мы работаем с атомными станциями, объектами повышенной опасности. Останавливать работу АЭС ради ремонта клапана нецелесообразно. Для этих целей существуют планово-предупредительные ремонты, в рамках которых и происходит ремонт арматуры. Поскольку срок ППР весьма ограничен, а количество оборудования, подвергаемого ремонту, велико, нужна качественно выполненная ремонтная документация, дающая четкое понимание, что предстоит сделать и с помощью каких инструментов, расходных материалов, комплектующих и т.д. В ремонтной документации, которую готовят специалисты отдела, содержится и методика проведения данного конкретного ремонта на данном конкретном устройстве, максимально подробная и детальная, с указанием критериев качества проведенного ремонта.

Все изделия, выпускаемые Корпорацией «Сплав», должны обладать определенной надежностью. Решением данного вопроса занимаются сразу два подразделения – отдел надежности  и лаборатория расчетов технических параметров. Лаборатория занимается подтверждением надежности продукции с точки зрения расчетных методик, а отдел надежности – с точки зрения статистических методик. По назначению эти отделы сходны, по методологии – совершенно разнятся.

Татьяна Григорьева, инженер-метролог: «6 лет я работала инженером в отделе надежности, занималась расчетами, бывала в командировках на атомных станциях – отдел надежности собирает же информацию из первых рук, непосредственно от заказчиков. А потом мне предложили новое направление – метрологию, которое мне было очень интересно попробовать. Отучилась в Санкт-Петербурге и перешла работать в отдел стандартизации, патентной и технической информации. Инженер метролог проводит метрологическую экспертизу. Мне очень интересна суть моей работы, приходится и в конструкциях разбираться, и смотреть правильность подобранных размеров и инструментов, которыми их измеряют».

Есть в структуре ПКТИ и свои вспомогательные – назовем их так — отделы, без которых представить качественную работу института невозможно. Информационно-технический отдел, который возглавляет Арестов Андрей Васильевич, ведет направление технической подготовки тендерной части договоров, оказывает консультативную помощь коммерческим службам и определяет технические потребности проектных и эксплуатирующих организаций. Отдел технической документации и отдел стандартизации, патентной и технической информации – это надежные хранители документальных фондов, которые необходимы в работе конструкторов.

Бойцова Вера Павловна, начальник отдела стандартизации, патентной и технической информации: «ГОСТы и ОСТы – это база, те самые технические законы, на основе которых идет проектирование и разработка новых изделий и технических процессов. У нас в отделе имеется бумажный фонд этих документов – любые комиссии при лицензировании, сертификации в первую очередь проверяют их наличие. Конечно, можно купить все – а в стране 24 тысячи ГОСТов – но это дорого, да и нам нужно далеко не все. Мы знаем свою тематику и заказываем только по ней. Каждые две недели я мониторю сайт Росстандарта, отслеживаю новые изменения в документации по нашей тематике и приобретаю нам для работы. Какие-то специфические документы, которых нет в Росстандарте, получаем от Росатома, от технических разработчиков, на других предприятиях – за время работы у меня налажены все нужные контакты. Я радиоинженер, закончила аэрокосмическую академию, раньше это был Ленинградской институт приборостроения. 20 лет работала на «Волне», а потом, в перестройку, когда радиоэлектроника стала не нужна, пришла на «Сплав», в этот отдел. Работа с самого начала показалась масштабной, комплексной, но ничего, понемногу разобралась. Работа техническая, а я инженер и должна во всем разбираться. Филолог, например, тут работать не сможет – нужны технические знания».