Центральная заводская лаборатория: контроль на всех стадиях производства

Любое предприятие, заинтересованное в том, чтобы получить уважение и признание у своих заказчиков, качеству выпускаемой продукции уделяет особое внимание. Одним из важнейших звеньев в многоступенчатой системе контроля, действующей на «Сплаве», является центральная заводская лаборатория. В сфере ее задач – контроль соответствия качества материалов и готовой продукции всем действующим стандартам.

Стоит отметить, что в трубопроводной арматуре металл – едва ли не самая важная составляющая. Поэтому одним из главных направлений для центральной заводской лаборатории (сокращенно – ЦЗЛ) является контроль его жизни на всех стадиях производства, от момента поступления на завод в качестве проката и до выхода из цеха сборки — уже в виде готовой продукции.

В ряде случаев закупаемый для продукции металл подвергается 100% входному контролю качества. В зависимости от сферы применения требования к применяемым материалам очень разнятся. К примеру, металл, используемый для криогенной арматуры или для смотровых колодцев – нашей новой продукции – в обязательном порядке должен быть проверен ультразвуковым методом. Необходимый анализ лаборатория проводит еще до передачи металла в производство, и речь идет о проверке 100% (!) поступившего материала.

Александр Касрадзе, директор по качеству:  «Мы можем гордиться нашей лабораторией и тем, что обеспечиваем контроль в 100% объеме своими силами, и нам не требуется обращаться на сторону. По существующим нормативам поступающий на завод материал должен пройти контроль на химсостав, из каких элементов он состоит, как сопротивляется разрушающему контролю, то есть насколько он выдерживает разрывы, изгибы, нагревы. В процессе изготовления и материал и продукция проходят и неразрушающий контроль – ультразвуковой, где выявляются скрытые дефекты. Сварные соединения проверяются рентгеном. Наплавку и сварку – два серьезных техпроцесса — мы проверяем дефектоскопией. Сопровождается это нагревами, не по одному разу, и после каждого нагрева необходим контроль. Все это ложится на плечи нашей ЦЗЛ.»

 ЦЗЛ «Сплава» делится на три основных направления — разрушающие и неразрушающие методы контроля и промышленная санитария. К неразрушающим относятся ультразвукововой, рентгеноскопический контроль и цветная дефектоскопия. Разрушающие виды контроля проводятся в физико-химической и механической лабораториях – именно тут металл проверяют на ударный изгиб, растяжение, химический состав и т.д. По видам контроля делятся и участки. Есть в ЦЗЛ и лаборатория промышленной санитарии, проверяющая воздействие деятельности предприятия на окружающую среду. В обеспечение высокого качества продукции свою лепту вносит каждая лаборатория.

Зоя Григорьевна Белай у руля ЦЗЛ «Сплава» — уже почти 10 лет и свое дело знает «от и до». Жизнь ее могла бы сложиться и по-другому, ведь сразу после института юная Зоя по распределению попала не на наш арматурный завод, куда стремилась всей душой, а на новгородский «Полтинник» — завод им.50-летия октября. В те времена сменить место работы было не так-то просто. Однако спустя год судьба подарила начинающему инженеру шанс, и в 1984-ом Зоя Григорьевна пришла сюда инженером в металлографическую лабораторию, а спустя несколько лет была назначена уже начальником лаборатории неразрушающих методов контроля.

Зоя Григорьевна Белай, начальник центральной заводской лаборатории:«Я пришла в металлографическую лабораторию и поняла – вот это мое, это мне нравится! Я люблю и эти документы, и эти процессы, и все сложности, с ними связанные. Конечно, за столько лет требования к качеству арматуры и к процессу ее проверки очень изменились и усложнились, появились новые директивы и нормативы. И оборудование требуется уже другого уровня. Сейчас требуется как можно меньше субъективности в контроле, что означает снижение влияния пресловутого «человеческого фактора». При современной организации процесса лаборант-дефектоскопист все меньше задействован – основная роль все больше отводится машине.»  

Сегодня в ЦЗЛ работает порядка 30 человек — дефектоскописты, инженеры по разрушающему и неразрушающему контролю, а также токари, фрезеровщики, шлифовщики – 90% разрушающего контроля делается не на «живой» детали, а на определенном образце. Их изготовление – с определенными размерами, с заданной чистотой поверхности – как раз и входит в их задачи.

Сергей Александрович Иванов, токарь: «На сплаве я уже 32-ый год, и работы, как я помню, всегда было у нас много. Особенно когда делали первые поставки для Китая в начале 2000-х. Да и сейчас не вспомню, чтобы сидели без дела. На нашем участке мы делам образцы для всех испытаний, которые проводятся в наших лабораториях.»

После того, как металл прошел входной контроль, он поступает в производство, на резку, а затем в термическую и механическую обработку. 70% заготовок участвуют в обработке с изменением свойств металла – термическая обработка, сварка, наплавка. Все они должны пройти проверку механических свойств с учетом нагревов. Поэтому вместе с партией настоящих деталей всем этапам нагревов и обработок (а соответственно — и контролю) подвергаются так называемые «свидетели». Именно они, а не сами детали, в дальнейшем подвергаются и серии разрушающих испытаний на разрыв, изгиб и т.д.

Нужно отметить, что весь процесс контроля тщательно протоколируется и заносится в специальные журналы, количество которых достигает 25 штук – на каждый вид контроля, а на некоторые – и по нескольку журналов.

Именно они — первичные отчетные документы всех проведенных проверок и испытаний. Запросить акты, протоколы, заключения, дополнительные выписки и в целом проверить журналы и то, как ведется контроль на предприятии, заказчик, особенно из атомной сферы, имеет право в любой момент.

Алла Васильевна Трункина, начальник лаборатории механического контроля: «Свидетели» подвергаются той же самой термообработке, что и настоящие детали. В ходе термической обработки свойства металла изменяются, снимается внутреннее напряжение, а исследования, которые проводит ЦЗЛ, призваны подтвердить – да, металл обладает нужными для детали характеристикам.»

Бумажной работы, конечно, хватает! Но в нашей лаборатории работа очень живая: мы запускаем металл в производство, проводим испытания, тесно связаны с нашей механической мастерской, которая входит в нашу лабораторию, но изготавливает образцы для всех подразделений ЦЗЛ.

Алла Трункина пришла работать в лабораторию арматурного завода в начале 80-х, когда на месте современных заводских стен были строительные котлованы. Первое время было посвящено расконсервации оборудования и постепенному обустройству рабочих мест. Был кратковременный период, когда она пробовала себя в отделе входного контроля, но вскоре вернулась в ЦЗЛ к своей, «живой» работе.

Оборудование, которым оснащена сегодня ЦЗЛ, позволяет проводить все необходимые виды контроля. Есть разрывные машины, которые обеспечивают проверку металла на разрыв. Есть новые современные приборы, в частности, машина по определению химического состава. Если раньше металл было необходимо буквально варить, травить кислотами, чтобы «достать» элементы, то теперь специалисты готовят образцы, а машина в автоматическом режиме определяет состав.

Елена Артуровна Романова, инженер химической лаборатории ЦЗЛ:«Сейчас на то, чтобы определить химический состав металла, мы тратим считанные минуты. Раньше на этот же процесс уходили не то что дни – недели! Каждый элемент было необходимо с помощью химических реакций выделить, определить его процентное соотношение. Представьте. Столы, заставленные колбами, химические процессы, реактивы – красиво, но очень трудоемко и хлопотно, в день удавалось выделить по одному элементу, не больше. А их в составе – больше десятка: магний, кремний, хром, сера и т.д!»

 Высококлассных специалистов с удивительным опытом работы на «Сплаве» немало. К примеру, Елена Артуровна в свое время, до перестройки, живя на севере, являлась сотрудником научно-исследовательского института, который занимался разработкой методик для обогащения полезных ископаемых. Работа в химической лаборатории «Сплава», по ее мнению, не менее увлекательная – это и исследования химического состава металлов, и анализ гальванических ванн, и межкристаллитная коррозия, и проверка дистиллированной воды для испытательных стендов, и многое-многое другое.

Сидоркина Ирина Викторовна, начальник физико-химической лаборатории:«Специфика нашей работы такова, что не то что уйти в отпуск и оставить работу «на потом», а отойти от своего рабочего места далеко не получается. Если идет процесс химического растворения, его не остановить, и руку на пульсе специалисту приходится держать, невзирая на обед, конец рабочего дня и другие причины. Мы в нашей лаборатории стремится, чтобы специалисты могли на время отсутствия заменить друг друга.»

Процесс контроля весьма серьезно завязан на ручном труде лаборантов и инженеров, и уровень профессионализма от них требуется очень высокий. Высококлассных специалистов с огромным опытом за плечами и, что называется, «старой закалкой» в центральной лаборатории – большинство.

«Пока они работают, ЦЗЛ стоит на ногах крепко»,  — отмечает Зоя Григорьевна. Им на смену приходят молодые кадры, которых опытные коллеги стремятся посвятить во все тонкости профессии, которые знают сами. Иногда, как признается Зоя Григорьевна, учить приходится строго и даже жестко, поскольку ответственность в деле контроля качества имеет первостепенное значение, и за каждую запятую специалист отвечает буквально головой. Тот же ультразвуковой контроль – довольно сложный процесс, очень много тонкостей и нюансов, не каждый поймет и не каждый разберется.

Несмотря на сложности, молодым специалистам работа нравится. Многие заканчивают техникум, потом – ВУЗ, приходят в лабораторию на практику да так и остаются. Именно так 7 лет назад на «Сплав» попала Светлана Берлинская. По ее словам, с профессией и местом работы она не прогадала. В ее ведении – работа лаборатории неразрушающего контроля с рентген-, ультразвуковым контролем и цветной дефектоскопией. Техпроцессы, необходимые специалистам для работы, никто не пишет – их разработкой как раз и занимается инженер.

Светлана Берлинская, инженер-лаборант лаборатории неразрушающего механического контроля:«Ультразвук — первый вид контроля, который мы зачастую проводим еще до формирования детали. Процесс у нас четко отрегулирован. К нам поступают заявки из цеха, мы на СОПах (стандартных образцах предприятия) с имитациями внутренних дефектов настраиваем наше оборудование и затем уже с ним вместе идем в цех для проведения проверки. Работа нравится, да и коллектив хороший. На самом деле, в нашей работе всегда есть что-то новое, что приходится изучать, узнавать, осваивать. Новые вопросы заставляют глубже копать, а там появляются новые вопросы. Интересно!»

Чтобы представить работу дефектоспописта на ультразвуковом контроле металла, стоит вспомнить обычное УЗИ, которое наверняка многие из нас проходили. Медленное движение считывающего прибора по поверхности – по нормам шаг составляет не более половины диаметра преобразователя, то есть около 5 мм; внимательный взгляд в монитор, где отражаются показатели – именно так и выглядит работа по проведению ультразвукового контроля, выявляющая скрытые внутри металла «несплошности» – трещины, поры, посторонние включения и т.д. Если попадается деталь с дефектами – специалист составляет карту с указанием всех мест их расположения. С пометкой «брак» сама деталь и карта дефектов передается в ОТК и затем в изолятор брака. Как правило, жизнь изделия на этом и заканчивается.

Специализация дефектоскописта, как правило, узкая и включает в себя определенный вид контроля. Множественные требования и нормы по каждому виду контроля очень жесткие, и вырастить внутри предприятия своего специалиста «широкого профиля» весьма сложно. Стоит отметить, что дефектоскопист – это профессия, которую в прямом смысле предстоит осваивать на практике. Высшее химическое или техническое образование дают общие представления о профессии, но требуют своебразной ювелирной обработки. Для работы в ЦЗЛ требуется прочный теоретический базис, знания о свойствах металла, процессах, происходящим с ним. Поэтому обучению дефектоскопистов, инженеров, руководителей лабораторий уделяется в ЦЗЛ особое внимание. Последствия от некачественного контроля могут быть весьма плачевными, поэтому каждый год специалисты проходят обучение и аттестацию в специализированном центре в Санкт-Петербурге.

Все сотрудники ЦЗЛ сходятся во мнении, что среди самых основных качеств хорошего дефектоскописта должны быть ответственность, внимательность и серьезный подход к делу. Елена Васильева уже четыре года работает на контроле продукции, выпускаемой цехом №7 – через ее руки проходит каждый сильфон или компенсатор.

Елена Васильева, дефектоскопист по газовому и жидкостному контролю:«Не только через руки, но и через глаза! В дефектоскописты я попала волею случая. Закончила химико-индустриальный колледж и планировала устроиться в лабораторию промсанитарии, но не получилось. Зато меня пригласили в ЦЗЛ. Как оказалось, это мое! Я себя ощущаю на своем месте, мне тут комфортно. Работа очень нравится, а поначалу я даже не понимала, чем я — де-фек-то-ско-пист — буду заниматься! Металл в руки боялась взять, у начальницы спрашивала разрешения, можно или нет. Сейчас планирую продолжать учиться, получать уже высшее образование.»

Цветная дефектоскопия используется для определения наружных, выходящих на поверхность, но не видимых невооруженным глазом дефектов. Главный инструмент специалиста по цветной дефектоскопии – кисточка и специальный раствор красного цвета, пенетрант, которым он покрывает каждую деталь (а точнее – места, подвергаемые контролю, которые указаны в чертеже). Эля Кимовна работает дефектоскопистом уже почти 3 десятилетия. Говорит, привыкла, и в работе находит свое удовольствие.

 Эля Кимовна Бенак, дефектоскопист:«Пенетрант с легкостью проникает внутрь всех изъянов, делая их при помощи проявителя видимыми. Работа с одной стороны довольно монотонная, но интересная – нужно и увидеть выявившиеся дефекты, и оценить их. За столько лет в нашей работе ничего не изменилось, кроме ассортимента проверяемых деталей – как были эти ванны, кисточки и растворы – так и сейчас они есть.»

 Рентгеногаммаграфирование – последний перед сборкой процесс проверки уже практически готового изделия. В советское время на рентгене работали только мужчины, а женщины занимались фотопроявкой и к процессу «просвечивания» не касались. Работа и вредная, и тяжелая в прямом смысле слова – вес и габариты некоторых «пациентов» таковы, что без специальной кран-балки поднять их невозможно. Сейчас всем процессом, который похож на стандартный рентген в поликлинике, управляют две женщины – дефектоскописты-рентгенологи Светлана Баркова и Любовь Леонова.

«Рентген дает возможность без разрушения сварного соединения проверить его качество. На стол ставится деталь, где и проверяется сварной шов на клапанах, задвижках — светим каждое изделие, предназначенное для нефтяной и атомной сферы. Затем пленку надо проявить, высушить, посмотреть на негатоскопе полученные результаты. Все наши рентген-пленки хранятся 5 лет.»

Есть в составе центральной заводской лаборатории подразделение, занимающее в структуре не только ЦЗЛ, но и всего завода особое место. Санитарно-промышленная лаборатория стоит на страже безопасности окружающей среды, внимательно следит за уровнем воздействия предприятия на экологическую обстановку и контролирует обеспечение безопасных условий работы на самом заводе. История появления санитарно-промышленной лаборатории тесно связана с зарождением самого завода – Татьяна Николаевна Сумцова работает практически с первых дней лаборатории.

Татьяна Николаевна Сумцова, лаборант санитарно-промышленной лаборатории:«Я уже 35 лет тут работаю, начинала с самых азов. Помню, как мы организовывали нашу лабораторию, как сажали деревья, асфальтировали территорию – все эти этапы я прошла. Внимание к экологии у нас всегда было серьезным, а в последнее время контроль за состоянием той же воды стал еще более строгим. Ведь наше предприятие работает с такими веществами как хром, никель, а их попадание во внешнюю среду очень вредно.»

Лаборатория осуществляет контроль параметров и производственной среды, замеряет шумы, вибрацию, освещенность на рабочих местах, уровень электромагнитного излучения. Помимо регулярных проверок сотрудники чутко реагируют и на прямые обращения коллег. Три года назад Алена Ковалева приехала в Великий Новгород из Иванова. Эколог по образованию, в период обучения в ВУЗе она занималась научной деятельностью, связанной с аналитикой состояния воздуха и воды, и когда появилась на «Сплаве» вакансия в санитарно-промышленной лаборатории, с удовольствием пришла сюда работать.

Алена Ковалева, инженер-лаборант санитарно-промышленной лаборатории:«У меня химическое образование. Наша работа – проводить анализ сточных вод, гальванических стоков, очистных сооружений, той воды, что поступает от нас в городской коллектор. У нас более 40 методик анализа воды и воздуха, по которым мы работаем. Наша лаборатория аттестована, и раз в три года мы подтверждаем наш уровень квалификации. Такая проверка проходит в 2 этапа. Если в общих чертах, то сначала нам дают образец воды, а мы должны определить все зашифрованные в нем показатели. И уже после этого, вторым этапом, идет проверка  всей нашей документации и средств измерения.»

От работы центральной заводской лаборатории во многом зависит честь заводской марки. И это объяснимо: вместе с отделом технического контроля именно она стоит надежным заслоном на пути возможного производственного брака, обеспечивая на «Сплаве» работу всей многоступенчатой системы контроля качества выпускаемой продукции.