Инструментальный цех: «Не придумали еще такой детали, которую бы мы не сделали!»

Инструментальный цех №13 по всем параметрам считается вспомогательным. И в то же время – цех этот основной, потому что ведь как посмотреть!

Тут изготавливают технологическую оснастку, штампы и формы, без которых работа наших основных производственных цехов будет невозможна. Тринадцатый производит оснастку, которая необходима при разработке новых видов трубопроводной арматуры и проведении испытаний. Штучные изделия для основного производства, для которых требуется высокая квалификация, опыт и мастерство, также производятся тут. Задействован инструментальный цех и в восстановлении работоспособности технологического оборудования – вплоть до изготовления вышедших из строя деталей, что избавляет завод от необходимости покупать эти детали где-то на стороне и задорого.

Александр Михайлович Веркин, начальник цеха №13: « Мы работаем в тесной связке почти со всеми цехами – с первым, третьим девятым цехом. Отсюда и большой объем работы. К нам поступают заказы на всё – на оснастку для испытательных стендов, для «Тревизанов», на разный сложный специальный инструмент, на маркировочные трафареты для цеха сборки. Конструктора и технологи — самые частые гости у нас! От них нам поступают чертежи на оборудование, но, отдать должное, квалификация наших специалистов такова, что они сами любой чертеж нарисуют. Да порой никакой чертеж им и не нужен. Был у нас случай. Для работы нам закупают за валюту фрезы американские со сменными пластинками, серьезный инструмент, в общем. Наш Юра Маляров, фрезеровщик 6 разряда, посмотрел внимательно на них, взял да и сам сделал такие. Выточил на наших станках, закалил, отшлифовал. Какой там чертеж — он у него в голове автоматически создается! Уникальные работники!».

В далеком 1983-ем Александр Михайлович после службы в армии пришел на будущий «Сплав» инженером-конструктором в отдел главного технолога, последние 4 года работает начальником инструментального цеха. Был в 2014-ом кратковременный период смены работы – как говорит сам Александр Михайлович, «сманили» — но в тот же год он вернулся назад: обещанное оказалось не столь радужным, как рисовали. Стоит отметить, что если потребуется, начальник цеха и сам может встать к станку – за плечами не только конструкторское умение, но и многолетний «рабочий» опыт, разряд токаря, а также 4-ый разряд слесаря – Александр Михайлович признается, что именно слесарное дело больше всего ему по душе.

Работа слесаря очень разноплановая и точно не рутинная — изготовление инструментов, оснастки, штампов. Когда все детали изготовлены, именно ему предстоит произвести их окончательную сборку, довести до кондиции. Такого, чтобы все детали сразу подошли друг к другу идеально, не бывает. Чертеж чертежом, а неточности в такой работе – дело обычное. Увидеть их, понять, как исправить, где надо – подточить, подпилить и все-таки собрать оснастку – как раз задача слесаря-инструментальщика.

Владимир Васильевич Журавков, слесарь-инструментальщик 5 разряда: « Мы как пожарная команда – изготавливаем, испытываем на практике, вносим свои изменения, доводим изделие до годного состояния. Ведем работу от начала до конца, от заготовки до выпуска. На любом производстве инструментальный цех – голова всего процесса, без него ни одно машиностроительное предприятие не сможет работать. Если мы не дадим оснастку, штампы, приспособления, инструменты второго порядка, производство встанет. При этом, несмотря на то, что у каждого из нас опыт по 20, 30, а то и 40 лет, мы не стесняемся друг у друга спрашивать, учиться. Чтобы стать профессионалом в нашем деле, не один пуд соли надо съесть. Чтобы выйти на более-менее хороший профессиональный уровень, лет 15 нужно – сначала учеником, потом повышение разряда до 4-5. Опыт, конечно, в нашем деле – самое главное. Поэтому если профессия не нравится – лучше сразу уходить. Слесарное дело любить надо – ведь в любом случае работу надо довести до конца, пилить, мерить, корпеть, но сделать, довести до ума и собрать. Слесарное дело – это ж высшая математика, и чертежи надо уметь читать, и технологию металлов знать, а допуски и посадки – одни они чего стоят! Все из нас легко с любым чертежом разберутся, все допуски и посадки – у нас в голове. Начинаю я, к примеру, делать деталь, беру чертеж – и мне ничего объяснять не надо, я весь технологический путь обработки вижу, что токарь делает, что фрезеровщик, что шлифовщик и так далее.  Для нас технологию писать не нужно – она у каждого из нас в голове, за плечами 30-40-летняя практика, уже знаешь, как по-своему сделать, в 10 раз быстрее, точнее и качественнее».

Коллектив инструментального цеха по меркам нашего предприятия совсем не большой – всего-то 20 человек: фрезеровщики, токари, слесари, начальник цеха, мастер и кладовщик. Хотя именно тут, пожалуй, фраза «одна семья» подойдет больше всего: почти все работают на одном предприятии по 30 и более лет. На одном месте, никуда не уходя, ни на что свою профессию не меняя. Благодаря этому, наверное, о мастерстве работников цеха №13 по заводу ходят легенды. Да что там легенды! Половина тех, кто работает в инструментальном на простых, казалось бы, рабочих должностях токаря или фрезеровщика — отмечены почетными грамотами и благодарственными письмами самых разных ведомств, не раз удостаивалась звания «Лучший по профессии», «Лучший молодой рабочий», «Почетный машиностроитель» и «Заслуженный Машиностроитель»! «Заслуженному Машиностроителю» по праву достается и самая сложная, заковыристая работа.

Владимир Васильевич Щербаков, токарь 6 разряда: « Как в октябре 1983 года пришел на завод – так с тех пор тут, в одном цехе, за одним станком. Он — мой самый верный товарищ и кормилец. В нашем цехе можно сделать всё, любую деталь к любой машине, хоть для космического корабля. Я, например, не помню ни одного случая, чтобы мои коллеги или я из-за сложности не смогли что-то сделать, отказались. Не придумали, наверное, еще конструктора такую деталь, которую мы бы не сделали».

Для большинства работников инструментального цеха  жизнь сложилась так, что токарное, слесарное или фрезерное дело полюбилось и стало делом жизни с самой молодости.

Найти свое призвание, стать в любимой профессии «ювелиром» — всегда большая удача и результат упорного труда. Иногда на раскрытие таланта уходит немало времени. Последующие годы добавляли опыта, трудового стажа и мастерства. Сегодня это настоящие мастера со своим «почерком» и неизменным творческим подходом к делу.

Лобанов Михаил Геннадьевич, токарь 5 разряда: « Я должен был бы стать судостроителем – учился на эту специальность тогда еще в Ленинграде, а после армии вернулся в наш город, пришел сюда и на всю жизнь тут остался. Свяжешься с нашей профессией – втянешься, и не уйти от нее никуда. Рутины в нашей работе не бывает, постоянно что-то новое делаем. Со стороны, может, кажется, что тут сложного – поставил деталь да работай! А вот я помню, в старые времена на токаря кое-где за границей 5 лет учили. Действительно, чтобы освоить профессию, лет пять и потребуется, причем это будет только начальный уровень, который позволит работать и ориентироваться в деле. А чтобы мастером стать, и стаж, и, главное, опыт должен быть гораздо больше. Всё приходит с годами. Я токарному делу на нашем заводе и учился, начал тут работать, когда еще половины цехов не было, в 1980 году. Никуда не уходил, всю жизнь тут».

К авралам в инструментальном цехе, как и везде на производстве, относятся спокойно, даже философски – «есть работа, значит, надо делать».  Такое же философское отношение и к приходящим новичкам, которых через инструментальный прошло немало.

На вопрос, видно ли в человеке талант к профессии, все не задумываясь отвечали – видно, и сразу. Опытный глаз быстро откалибрует начинающего токаря или слесаря на предмет «будет толк или так, человек мимо проходил».

Отмечают, что в человеке должен быть не только интерес, но и смелость в работе, азарт, желание думать – чтобы хотел разобраться, понять, попробовать!

Виктор Петрович Келка, фрезеровщик 5 разряда: « Творческой работы у нас хватает, каждый день что-то новое делаем! Редко выходит, когда одинаковых деталей предстоит штук 10-15 сделать, в основном штучная работа, интересная, где можно найти применение и опыту, и поиску новизны. На заводе я с 1981 года, не вспомню уже, скольких учеников обучил фрезерному делу. Тут главное не бояться, пробовать, спрашивать, учиться – а люди у нас в цехе хорошие, обязательно помогут и словом, и делом».

Для работы этого небольшого по численности, но масштабного по объему деятельности цеха нужна четкая координация не только от начальника подразделения. Огромная связующая работа лежит на двух специалистах – кладовщике и мастере — именно они документируют весь процесс производства, фиксируя каждую операцию в соответствии с жестким техническим регламентом.

Людмила Григорьева, кладовщик: « Документы, отчеты — поток большой, конечно, и на выпуск, и передача со склада в производство, и с производства металл списываем. Все должно быть оформлено и задокументировано. Хотя не скажу, что работа суетливая – раньше я в Сбербанке работала, привычка к работе с документами есть, любую программу если не знаю, то смогу быстро освоить. В любой работе для меня главное – коллектив, а остальное можно запомнить, разобрать, понять. Если хороший коллектив, то и работается легко».

Галина Балашова, мастер цеха №13: « А у нас коллектив замечательный, мужчины наши – настоящие, человечные, с ними работать одно удовольствие. А многих из цеха по 30 лет уже знаешь! На наших глазах и дети, и внуки выросли, поэтому воспринимаешь уже почти одинаково что родных дома, что коллег в цехе».

Каждый, с кем удалось побеседовать в цехе, считает свое дело занятием интересным, творческим, совсем не монотонным. Говорят, что для успеха нужны не только навыки, но и терпение, внимательность, азарт в поиске решения и склонность к изобретательству, умение нестандартно подходить к задачам, которые каждый день встречаются на пути фрезеровщика, слесаря или токаря. А еще интеллект, который так старается рассмотреть уже состоявшийся в профессии мастер в глазах начинающего.